Планета без серых красок

Июль 2, 2015 в 1:23 пп , Авторские статьи

Посетите планету, где нет серых красок.
Там два светила – яркое солнце и яркая луна.
Там круглые радуги.
На планете самый чистый белый цвет – облака,
и самый прозрачный синий воздух.
На этой планете не могут существовать ложь,
корысть, лицемерие и подлость.
Ее жители бесплотные Вера, Надежда и Любовь.
Эта планета восхищения, восторга и счастья.

— Температура воздуха + 7 ветер северо-западный  7 — 9 метров, сплошная облачность, нижний край 800 м., верхний 1200. Условия позволяют проводить учебные полеты по кругу и в зоне. Приезжай, слетаешь с двести девятым в зонку. Только не задерживайся, могут быть осадки в виде мокрого снега.

— Спасибо, Сан Саныч, буду примерно через 40 минут.
— Мы готовим самолет?
— Да. Спасибо.

      Аэродром Майское 7 декабря 2004 г. 11 часов 30 минут. Погодные условия не изменились. Второй год обучения на самолете ЯК 52. Курсант с позывным 215, общий налет на одном типе 30 часов, из них пять – самостоятельных, и инструктор Сергей – 30 лет в авиации, из них 25 — инструктор, позывной 209. Задание – полет в зону над точкой, выполнение простого и сложного пилотажа, полет по приборам с имитацией отказа двигателя и посадкой на площадку.

      На улице пасмурно, облачность сплошная, деревья голые, влажно и мерзко. Пролетают белые мухи, довольно сильный ветер, который закрадывается под одежду и, кажется,  продувает до костей. Тепло не оденешься — когда много одежды, в кабину Яшки не помещаюсь, а если и помещусь, то не привяжусь ремнями и не натяну парашют, да и сидеть будет не удобно,  не говоря уже о том, что бы управлять самолетом. Шапку тоже не оденешь – с моим ростом в 188 см фонарь не закроется. Идем с Сергеем по стоянке самолетов. Хочется добежать до самолета поскорей, чтобы залезть в кабину, привязаться и закрыть фонарь — по крайней мере, так можно спрятаться от ветра и дуть не будет. Сергей вспоминает ошибки, допущенные в предыдущем полете (блин, и помнит же), говорит о кренах на посадке, о режимах, оборотах и наддуве. Делаю вид, что внимательно слушаю, на самом деле мысли одни — скорее закрыть фонарь и спрятаться от мокрого промозглого ветра, от которого, кажется, и скелет уже покрылся инеем.

      Наконец я в кабине, наконец привязан, техник закрыл фонарь. Немного некомфортно чувствовать себя укутанным в зимний жилет в самолете. Именно этот жилет хоть как-то спасал еще мгновение назад от перемерзания. Завел прогретый техником двигатель, стало теплее, получил добро на исполнительный и взлет. После пробега самолет завис в воздухе. Началась работа: капот – горизонт, направление – скорость, высота, капот – горизонт, направление – скорость, высота, скорость, направление, убрал шасси, первый номинальный режим, высота, скорость, первый разворот, крен, скорость…

      Через три минуты полета начинаешь ощущать сам полет, на мгновение отвлекаешься от взлетного режима. Высота около 500 м. Обращаешь внимание на серость и убогость вокруг. Серые убранные поля. Серые автомобили, серые люди и опавшие голые деревья, серые озера и свалки. Все кажется свинцовым, безликим и неживым. Капот – горизонт, температура головок цилиндров, капот – горизонт, направление, высота, капот горизонт крен, тонгаж…

      Третий и четвертый развороты. Двести девятый молчит. Это не значит, что я лечу без замечаний. Он как компьютер все запоминает и архивирует. На земле он все  потом припомнит. А сейчас — а ну-ка покажи, умник, чему тебя учили!  Дает тебе возможность лететь самому, это радует и настораживает.

      В кабине прохладно. Начинает темнеть. Хуже видно убогость внизу, серость вокруг становиться темнее, понимаешь, что заходишь в облака. Через мгновение землю не видно вообще. Ты в облаках. Все, что можешь вокруг себя видеть, это капот и переплет кабины. Законцовки крыльев видишь с трудом. В кабине сумерки. Собираешься в кулак, сосредотачиваешься на приборах. Авиагоризонт, указатель скорости, вариометр. Авиагоризонт, указатель скорости, температуры, остаток топлива, авиагоризонт…

      Еще мгновение и в кабине становиться светлее, а еще через мгновение – совсем светло, тепло и необычно ярко.

      То, что произошло со мной в этот день, я попытаюсь передать скудными словами. Но эти слова ничто по сравнению с увиденным и прочувствованным!..

      За какое-то мгновение я оказался не в серой туманной плотной дымке облака, а в хрустально прозрачном, чистом небе. В кабине самолета ярко, тепло и свежо. Облака лежат белой нетронутой периной. Два цвета — яркое синее небо и чисто-белые облака. Яркое летнее солнце и яркая полная луна на противоположном краю неба. Никогда не подумаешь, что за стеклом фонаря минимум десять мороза. Самолет словно скользит по облакам, слегка разрезая их неровные верхушки крыльями. Облака лежат плотным слоем до горизонта во всех направлениях. Скорость в 200 км/ч  кажется сумасшедшей из-за близости облаков, которые, как тебе кажется, можно потрогать руками. Сначала  не осознал, откуда столько эмоций и восторга, а потом понял, что как минимум две недели не видел солнца и, наверное, никогда — такого хрустально-чистого синего неба.

      Спокойный голос инструктора: Набери еще 300 метров и давай покрутимся.

Набираю 300 метров и докладываю руководителю полетов:

— Двести пятнадцатый над точкой 1500, борт порядок, задание.
— Двести пятнадцатый — задание.
— Разрешили.

      Перед вводом  самолета в фигуру посмотрел на облака – наверное, по привычке – хотел найти какой-нибудь линейный ориентир для вывода самолета из штопора. Вместо этого на перине вижу два ярких пятна в виде геометрически правильных кругов разного диаметра. Как показалось, один — около 75 метров, второй — около 100. Круги состоят из переходящих один в другой семи разных цветов тоже правильной геометрической формы. Не имея предела эмоциям и не скрывая их, спрашиваю у инструктора: Что это?!. Через наушники слышу невозмутимо спокойный вопрос с подколом: А ты чё, никогда радуги сверху не видел?  И тут понимаю, что это ведь действительно радуга! Но сверху она круглая и маленькая, да вдобавок еще и не одна.

      Пытаюсь собраться — фигуры сложного пилотажа не прощают ошибок.

      Во мне начинает работать робот. Сейчас я буду делать то, что делал десятки и сотни раз. То, о чем много раз читал в инструкции по летной эксплуатации, то, о чем много слышал от инструкторов, и то, что мысленно неоднократно продумывал на земле. Малый газ, угол кабрирования 15, скорость 125 и падает, ложишь самолет на горизонт. Самолет застыл, рули управления вялые и непослушные. Самолет покачивается из стороны в сторону. Сам себе: Ну, поехали!. Пошла правая педаль, ручка на себя. Перевернувшись через правое крыло, самолет сорвался в штопор. 0.75 оборота – левая педаль – вращение нехотя прекратилось. Педали нейтрально, ручку от себя. Пикируем 30 градусов (пока все делаем верно). Полный газ. Скорость 300. Перевожу самолет в горизонтальный полет – расчет оказался верным – я режу верхний край облаков крыльями, облака слегка принимают меня и обнимают своей периной, стремительно пролетают под самолетом, мягкими кусочками пролетая над кабиной.

VALE0021VALE0069
То, что увидишь здесь, не забудешь всю оставшуюся жизнь. Просто не хватает слов, чтобы передать эмоции. Именно здесь ты понимаешь, что жизнь не прошла мимо. Полный восторг!

      Скорость 330. Самолет реагирует на малейшее движение органами управления. Ты с ним — одно целое. Авиагоризонт показывает четкий, прямолинейный полет. Плавным движением выбираешь ручку на себя. Угол 30, 35, 40, 45, перегрузка 5 G. Еще подтягиваешь ручку. В глазах темнеет. Сообразить, почему потемнело в глазах, тяжело. Толи от перегрузки, толи от ослепления солнцем. А возможно, как от одного, так и от другого. Через мгновение перегрузка ушла.  Запрокидываешь голову и ждешь перевернутый горизонт. Вот он. Та самая линия, под ногами синяя полусфера, необычайно чистая и хрустальная – это небо. Над головой девственно-белая нежная и мягкая — это облака. Смотришь на крылья — они параллельны горизонту, прибор подтверждает правильность движения. Верхняя точка, скорость 180, ручка вправо – на борт, поддерживаешь самолет правой педалью, малый газ, угол 15 … левый штопор … пикирование, боевой разворот, петля Нестерова. Еще одна… Бочка в лево, бочка в право… Ошибаясь в расчете по высоте, приходится занырнуть в перину облаков, погрузиться во мрак и снова, набрав скорости, вынырнуть над ними. 

      Эмоционально воспринимая то, что видишь и чувствуешь, понимаешь, что сама судьба дает тебе стимул летать и познавать не видимое всем остальным. Небесная чистота облаков и воздуха похожа на непорочную невесту на свадьбе. Белое кружевное платье – облака, а все остальное — ее синие бездонные глаза. Такими чистыми, как этот воздух и облака, в природе могут быть только чувства – вера, надежда и любовь. Без этих эмоций и этих ощущений ты становишься как все – не летчиком.

      Комплекс пилотажа выполнен. То, как я его выполнил, я узнаю с дотошной придирчивостью на земле. А сейчас я не хочу вниз. Я ищу повод хоть немного задержаться в воздухе. Прошу инструктора: Сергей, покажи что-нибудь хорошее. На нашем с ним языке я его прошу показать мне новые фигуры. В ответ слышу: Беру управление. Еще несколько минут удовольствия. Выполняем развороты на вертикали.

— Ну что… запрашивайся, – слышу голос инструктора.
— Два пятнадцатый задание над точкой закончил, разрешите снижение.
— Два пятнадцатый снижение ко второму 300.
— Разрешили.

      Малый газ, закрываю жалюзи капота, белая перина меня ласково принимает, быстро окутывая  белыми проносящимися хлопьями. Через мгновение заныриваю в облака. В кабине становится темно и скучно, опять полет по приборам. Удивительно, как такие чистые белые облака могут быть столь не приветливыми серыми и мокрыми внутри…

      Через мгновение внизу появляется земля. После увиденного, она стала еще безобразней. Такой некрасивой я ее еще никогда не видел. Слишком сильный контраст. Она как будто вылита из свинца. Серые  убранные поля. Серые автомобили, серые люди и опавшие голые деревья, серые озера и свалки. Все кажется свинцовым, безликим и не живым. Лениво пролетают белые мухи. В кабине опять прохладно и сыро. Эмоции кричат – вернись обратно – в мир света и чистоты, в мир свободы и радости, прими Веру, Надежду и Любовь…

      Я не помню, как запросился на посадку, сел, зарулил на стоянку. Наверное, без особых замечаний, так как делал это сотни раз, да и об этом с двести девятым не говорили. Вышли на серую площадку, зашли в серое кафе, обсудили полет. Я только помню, что все это время я улыбался, я был по настоящему счастлив. Я так же не помню, как я доехал до города.

      Я на самом деле был там! Там, где нет серых цветов, где нет суеты, корысти, жадности, обмана и лицемерия, где нет ничего земного, где все  хрустальное и прозрачное, где обжигающее в мороз солнце и яркая луна любуются друг другом, где снежно белое покрывало облаков и две круглые радуги. А для того, чтобы увидеть радугу и облака нужно смотреть вниз. Конечно же, это другая планета, планета на которой живут Вера, Надежда и Любовь. А название этой планеты – небо.

      Правила жителей этой планеты простое —  жить сердцем… 

IMG_2381IMG_0882D66S9538D66S9512