Почему я летаю

Февраль 19, 2015 в 10:45 пп , Авторские статьи

Почему летаю? Потому, что это восторг!

Полет — это счастье быть свободным, упиваться свежим ветром и синим небом. Полет — это настоящая зависимость от ощущений, чувств и эмоций.

Это созерцание земных и неземных фантастических видов.

Я люблю взлетать на рассвете, когда винт самолета срывает поток влажного утреннего воздуха, рисуя белый круг. Я люблю летать на закате, когда  огненный шар солнца, уставший от знойного дня, дважды прощается с тобой до утра. Я люблю летать днем и видеть людскую суету сверху. Когда люди, их дома и машины, их проблемы и радости, по сравнению с просторами Земли, кажутся крохотными, мышиными. В это время кажется, будто бы смотришь на свой мир и на себя со стороны – сверху. Я люблю летать зимой, когда высокая плотность воздуха и мороз ощутимо увеличивают мощность реактивного двигателя, он становиться сумасшедшим в своей тяге, легко подхватывает самолет со старта и, вжимая в кресло, уносит в пилотажную зону.

Я люблю летать летом, когда по пути в Крым пролетаешь над пляжами Геническа и проходишь вдоль Арабатской стрелки. В это время можно на безопасной высоте пройти вдоль берега, и с одной стороны увидеть восхитительное лазурное море, а с другой — восторженных твоим полетом пляжников. Я люблю летать в Крыму, любоваться Белой горой, занырнуть в каньон, пролететь рядом с Мангуп-Кале, увидеть бухты Севастополя, затем Балаклавы, а через несколько минут, пролетев над лунным видом плоскогорья, увидеть Чертов палец над Коктебелем. Я люблю летать по маршрутам и использовать самолет исключительно как транспортное средство. Мне приятно осознавать пользу в экономии времени при перелетах над Украиной. Когда за полдня можно облететь весь Юго-восточный регион Украины. Или, утром вылетев в Винницу,  вернуться домой к обеду.

Я обожаю пилотаж. Ощущения, полученные при самостоятельном выполнении фигур высшего пилотажа, невозможно описать словами. Это те ощущения, по которым безумно скучаешь во время нелетной погоды. Я люблю летать с инструктором, когда надежная рука поддержит ручку управления, если режим полета становится опасным, а потом даст пару дельных советов. Я люблю летать один, когда ощущаешь свою самостоятельность, ответственность, и надеяться на чью-то помощь нельзя. Полет в одиночку это целый мир мыслей о жизни и судьбе. А иногда так хочется остаться самому с собой, да еще и в небе. Я люблю катать на самолете своих друзей, смотреть на их счастливые и восторженные лица. Когда я их катаю, я делюсь с ними частью своего настоящего «я», и они меня видят без маски. Без маски обыденной жизни, которую приходится носить для того, чтобы продемонстрировать свою важность на работе, строгость с подчиненными и ответственность перед начальством.

Годами зная меня по работе, мои друзья на самом деле не знали меня с этой стороны — со стороны аверса. На аэродроме они видят меня таким, какой я есть  в той жизни, о которой они слышали из сплетен, но не подозревали, как и почему мне здорово. После полетов они понимают, что я живу совершенно другой жизнью, ранее им не известной, и вообще — что меня давно с ними нет. Меня нет с ними, когда мы вместе сидим на нудных совещаниях, советуемся в тонких правовых вопросах, купаемся в море, играем в бильярд, в это время я весь в небе…  Я люблю летать на самолете совершенно с незнакомыми мне людьми, которые пришли на аэродром и просят их покатать. Я не могу отказать в этом их желании. Может быть они, так же как и я, всю жизнь мечтали оторваться от земли и увидеть свою жизнь сверху. Своей простой услугой я могу хотя бы немного сделать их счастливыми. Я считаю, что Богом дана мне власть — не в возможности разрешать судьбы людей, а в том, что бы делать людей счастливыми.  Я не могу взять с них за катание на самолете деньги, даже за бензин. Я просто счастлив видеть их довольные лица.

АВИАЦИЯ — это не только самолеты и полеты. АВИАЦИЯ — это, прежде всего люди,  которые больны с тобой одной и той же тягой к небу. Притом не важно летчики они, техники, либо охранники аэродрома. Я люблю этих людей. В их окружении я становлюсь духовно чище и лучше, мне с ними спокойно и легко. Я люблю все аэродромы, на которых мне приходилось бывать. Люблю как Каменку, так и Майское. Каменка переполнена историей, она — символ духа авиации, ворота в небо для целых поколений, в том числе и для меня. Тут я начал летать. Майское — символ любви к авиации  таких же одержимых, как и я. Майское — это кипящий жизнью котел, где собираются вместе те, кто не представляет себя без неба. Майское — это безумные глаза парашютистов и пилотов. Это переживающие за своих любимых девчонки, с трепетом ждущие, когда их парни коснутся ногами земли. Это дружеские застолья после полетов, и самый красивый в мире теплый летний закат в кругу друзей.